Воспоминания

Седьмого дня прибыл во Францию.
В Москве добрый экипаж решил подождать пару опаздывающих. Благодаря великодушию австрийских пилотов наш самолёт прибыл в Вену на 30 минут позже назначенного. Учитывая, что стыковочный рейс в Лион вылетал через час, пришлось пробежаться по терминалу,
Неожиданно на мою скромную персону и фотоаппарат обратили внимание улыбчивые австрийские таможенники, и самолет улетел без меня. Азиат в красном френче наотрез отказался пускать на посадку, хотя вся группа ждала внизу и убеждала водителя автобуса подождать.
Побегав по аэропорту, нашли офис «Австрийских авиалиний» и большую очередь из опоздавших. Как я понял, в Европах с регистрацией строго – пассажиров заводят в калитку всем скопом, отставших в рейс не берут, оформляют их на следующий вылет. Непонятно с чем связана такая политика: то ли аэропорты компаниям серьезные суммы за стоянку выкатывают, то ли перевозчики избегают простоя воздушного судна – загадка. Наблюдал, как через стойку регистрации другого рейса хотел проскочить интурист. Несмотря на то, что последний пассажир в калитку зашел минуту назад, и было видно как вся группа спускается через портал, гражданина вежливо завернули.
Быстро переоформили стыковочный рейс через Франкфурт и уже в 2 часа дня были в Лионе. Интенсивность местных перевозок вызывает уважение. Так как здесь еще не было своего Бориса Немцова, который бы объяснил непонятливым европейцам, что малая авиация очень убыточна и неэффективна, то каждые 15 минут в какой-нибудь провинциальный городок чего-нибудь да улетает. Таким образом, потеряв всего 5 часов, побывали в аэропорте Франкфурта. Там – натуральный Вавилон. Такого количества самолетов и такой интенсивной движухи никогда не наблюдал. Толпы людей, каждый бежит в свою сторону, лопочет на своем, гул от сотен катящихся чУмАданов, объявления не по-русски один за одним, рой самолетов, вереницы транспортеров с багажом, красивые автобусы, набитые пассажирами. Отвал башки.
По прибытию в Лион погрузились на аэроэкспресс до железнодорожного вокзала. Впервые наблюдал вооруженную охрану – патруль из 3-х экипированных военнослужащих прогуливается среди гражданской публики. Пальцы возле спуска, зыркают во все стороны, взошли на эскалатор – один развернулся, смотрел назад. Выглядят серьезно, фотографировать не решился, вооружены Steir Aug. Чего они с такими пушками собрались делать в общественном месте – неясно. При стрельбе таким калибром из граждан сделают фарш. Местные ППС ходят с пестиками, похожи на «глоки».
Прибыли на вокзал и так как опоздали больше чем на час, билеты вернуть нам отказались, но симпатичная блондинка, выслушав грустную историю, дала хорошую скидку. Станция «Gare de Part Dieu» произвела впечатление обычного вокзала – разношерстная публика, уйма народу, не так чисто как в аэропорту.
Французский перрон оборудован спец.столбиками с буковками и телевизорами. На экране изображен прибывающий поезд, и место остановки каждого вагона соответствует буковке (литера «S» — вагон №8). Столбики с этими же буковками стоят вдоль перрона. Граждане уезжают скучно – с бешеными глазами вдоль перрона никто не бегает, не сшибает друг друга, перепутав голову и жопу. То ли дело у нас в Навашино – стоишь на низкой платформе меж двумя товарняками и разгадываешь заклинания диспетчера. На французской электричке чудо-ножей не предлагают, грустные песни «про пацанов» не поют – скукота. Да и поезд хорош: бесшовные рельсы, плавный ход, удобные кресла, после всех перелетов я срубился через 5 минут.
По прибытию в Ним нас встретили Матильда и Бобо, местные добровольцы. Наши верные спутники, помощники и друзья.
На следующий день поехали в крепость Эг-Морт (Aigues-Mortes – фр.), местную достопримечательность. В регионе Лангедок-Русильон сейчас идет фестиваль «Камарг» (Сamargue – фр.) в честь местности, типа нашего Черноземья только наоборот. Согласно расписанию проводятся мероприятия по всей округе, в одном поселке за другим. Собираются жители, гуляют, пьют. Символ фестиваля – быки. Здесь их травят, прогоняют по городу, но не убивают, берегут. По словам аборигена, заслуженных быков здесь не пускают на колбасу, а провожают на пенсию и хоронят с почестями. Но титул знатного быка надо еще заслужить.
В Эг-Морте фестиваль празднуют с особым размахом. На арену выпускают быка, его бесят местные подростки, а бык, в свою очередь, пытается их боднуть или затоптать. Зрелище серьезное – зверюга весит тону, натурально злой, быкует не по-детски. Роет землю копытом и фыркает соплями с паром, чистое кино! Понятно, что на трезвую голову к бычаре не сунешься, поэтому делегаты из окрестных деревень предварительно набираются местного ликера «Пастис». Запах аниса и коровьего дерьма витает по округе.
Удивительно, что в Европах, озабоченных безопасностью жития, остались такие рисковые мероприятия. Счастливчику, первому угодившему быку на рога, полагаются приз и слава.
По завершении травли усталых быков прогнали по главной улице Эг-Морта в сопровождении конвоя верховых. Прогон мы наблюдали через прутья, спец.перегородки, отделяющую пролетку от боковых улочек.
Зрелище интересное: по узкому коридору из домов раздается оглушительный цокот – несутся верховые с пиками, а между ними скачет обалдевший бык. Наши ребята тут же выдвинули рацпредложение – повысить градус праздника и сделать групповой бычий забег без лошадок и заборов.
Для нашей группы любезно предоставили бесплатную экскурсию, и мы прогулялись по стене замка Эг-Морт. Крепкое сооружение. Работало блокпостом на реке, потом тюрьмой, потом в нем спрятались гугеноты (протестанты), потом гугенотов кого повырезали, а кого рассадили по камерам. Хоть и зимой тут снег редкость, трудно представить, как жилось в каменном мешке без центрального отопления. Рассадник туберкулеза, простудных заболеваний и ревматизма.
После того как деревья вокруг города закончились и жрать стало совсем нечего, европейцы решили сменить место прописки и отправились в крестовый поход. Местный Король Луи IV с парой епископов в 1243 году отправились в Святую землю в очередной, седьмой раз, возвращать Иерусалим в лоно правильной Церкви.
Место пропитано историей. Почему-то популярна тамплиерская символика. Возможно, здесь квартировались храмовники, пока Филипп IV «Красивый», возжелавший забрать кассу ордена, не вырезал всех тамплиеров под корень, заодно с Великим магистром.
Городок деревенского типа Бовуазен, где мы проживали, красив, и приятен русскому глазу – чисто, аккуратно. Жителей мало, их присутствие незаметно. Совершая вечерний моцион, встретил 3-х котов, двух собак в сопровождении хозяев и кучку подростков у местного центра – площадь с баром и закусочной.
Наши пацаны беспощадной работой челюстей наводят ужас на европейцев. По-первости кормили скудновато, но после переговоров рацион значительно улучшился. Вместе с нами в доме проживали испанец каталонского происхождения, трое французов, подданная Дании, немец и шведка. Дружба народов и полный интернационал, короче. Все чрезвычайно вежливы и предупредительны. Учили французский, испанский, немецкий, общались с местной молодежью.
Ключевые точки деревни определены. Почта, мэрия, продуктовый и винодельня взяты на ежедневный контроль.
Конец I части

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s